Мы открыты в пн-пт 800-1800, сб-вс — 900-1600.
Для физических лиц: +7 (495) 120-08-07
Для корпоративных клиентов: +7 (495) 120-81-30
Москва, м. "Ул. 1905 года", ул. Пресненский Вал, 14с3
Вакцинация и ревакцинация от COVID-19, Спутник V ||| Анализ на COVID-19
Врач на дом

Мифы о гепатите

мифы о гепатите

Гепатит стал «чумой XXI века»

Это не так. Гепатит не перенял эстафетную палочку от ВИЧ, который заканчивается СПИДом. Действительно, ВИЧ сегодня уже не так страшен, как в начале своего шествия по миру, когда он косил тысячи молодых жизней. И если не от всех гепатитов есть лечение, к примеру, от гепатита, А или болезни Боткина ещё не придумали лекарства, то ВИЧ сегодня лечится, но пока не вылечивается. При адекватной терапии средняя продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных уже перешагнула четверть вековой рубеж. Без каких-либо признаков СПИДа люди живут и 10 лет, и 15 лет.

Только от ВИЧ/СПИД пока нет вакцины, тогда как на всю жизнь можно защититься от гепатита, А и В, но только не от гепатита С. Ещё 5 лет назад никто и не предполагал, что появится целая группа лекарственных препаратов с более чем 90% эффектом при вирусном гепатите С, правда стоимость одной таблетки составляет 1000 долларов, а их на долгие месяцы терапии требуются тысячи. Но в медицине, как в песне: «Завтра будет лучше, чем вчера», — будем верить, что когда-нибудь цену на оригинальное лекарство собьёт конкуренция производителей или найдут лекарство ещё лучше.

При одновременном или последовательном инфицировании ВИЧ и гепатитом С больше шансов не дожить до СПИДа

Это не так. Реально, что отдалённые последствия гепатита В и С — цирроз печени и рак печени. Но до появления осложнений, тем более их клинического «расцвета», проходит очень разное время. Конечно, небрежное отношение к собственному состоянию может приблизить тягостные последствия, но никто не скажет насколько приблизить. После двух десятилетий жизни с вирусом гепатита вероятность цирроза колеблется от 5% до 45%.

Цирротические изменения печени развиваются не с одной раз заданной скоростью, когда-то медленнее, когда-то быстрее, очень по-разному. До полного рубцевания печени проходи от 20 лет до 40 лет. Тем более, никто не знает, когда ждать «костлявую». Для чего придумано динамическое наблюдение за носителем вируса гепатита? Регулярно отслеживается вирусная нагрузка, состояние печени и её функциональные возможности для их коррекции. Конечно, от заражения надо беречься, но при инфицировании не стоит рвать на себе волосы, при заботе о себе и прогрессе медицинской науки перспективы есть. Кстати, все эпидемии чумы и оспы исчезали в никуда, также как появлялись из ниоткуда.

Гепатита не бывает без желтухи

К сожалению бывает. Да, желтушный период сопровождается клиническими неприятностями, а без желтухи человек ощущает себя почти что здоровым. Желтуха не только тягостна неприятными ощущениями, она манифестирует наличие болезни. Хронические гепатиты протекают с желтухой только в случае серьёзных осложнений, препятствующих оттоку желчи, желтушный период характерная, но не обязательная особенность острого гепатита.

Если гепатит А (или болезнь Боткина) не имеет хронической формы и практически всегда протекает с желтушным периодом разной степени выраженности, то острые гепатиты В и особенно С могут «проскочить» без клинических проявлений. Человек годами живёт, не зная про циркулирующий в его организме вирус, пока случайно не сдаст анализ крови, где выявят антитела к вирусу. Пропустив у себя острый гепатит, человек продолжает жить в полном неведении относительно возможностей собственной печени, а между тем гепатит хронизируется, тогда как в некоторых ситуациях лечение могло бы предотвратить переход в хроническую форму.

Как же поступать, если нельзя основывать диагностику острого гепатита на появлении желтухи? Во-первых, не заниматься самолечением при появлении симптомов вирусного заболевания, особенно, с желудочно-кишечными симптомами. Именно под такой маской предпочитает протекать безжелтушная форма гепатита. Клинические симптомы острого гепатита многообразны, но врач способен их уловить, и биохимический анализ крови вполне может подтвердить его подозрения.

Во-вторых, совсем не помешает время от времени сдавать анализы крови на гепатиты, они предусмотрены при бесплатной диспансеризации, госпитализации по любому поводу, и один-два раза в год для групп риска, то есть для людей имеющих повышенную вероятность инфицирования по причине профессии или жизни. В-третьих, есть возможность сделать прививку от гепатитов, А и В, чтобы навсегда забыть о них. Но не стоит злоупотреблять проверками, острый гепатит В становится хроническим только у 5–10 человек из сотни, острый гепатит С становится хроническим в 50–80% случаев и так же часто он проходит без желтухи, почти «как насморк».

Вирусная нагрузка совпадает с тяжестью симптомов

Это не так. Если было бы так, то всё было бы проще и не надо было бы ходить на регулярные проверки — дождался появления первых клинических симптомов и пошёл к доктору. Как будет протекать гепатит и чем «порадует» в дальнейшем зависит от взаимоотношений вируса с иммунитетом человека. При хроническом гепатите происходит смена нескольких фаз, во время каждой из которых уровень вирусной нагрузки — количество вирусов, структура печени и её функциональные возможности различаются, причём фазы сменяются по собственному усмотрению, совсем не по раз и навсегда заведенной схеме.

Вируса в крови может быть очень много, а при этом состояние печени отличное и наоборот тоже бывает. По большому счёту, определение уровня вирусной нагрузки используется для выявления реакции на терапию и, конечно, для подтверждения носительства вируса гепатита. В биохимическом анализе крови может быть очень высокий уровень трансаминаз, говорящий о чрезвычайном напряжении функциональных возможностей печени, а человек «ни сном, ни духом», потому что он нормально себя чувствует. Так же и с вирусом, тысячи его копий циркулируют по организму, а никаких внешних признаков этого нет.

Больному гепатитом за всё время лечения неоднократно должна выполняться пункционная биопсия печени, никаким другим способом не удаётся определить истинное состояние печени, только посмотрев кусочек ткани печени под микроскопом. Уровень вируса в крови никак не отражает состояние печени, и снижение его копий не показатель прекращения печёночных повреждений. Печень вообще очень хорошо компенсирует собственные утраты, единственный орган, который может вырасти до нормального размера из небольшой части, чем пользуются при пересадке печени.

Гепатитом болеют только асоциальные личности

В группы риска по парентеральным вирусным гепатитам С и В входят наркозависимые, но также входят и люди, которые профессионально связаны с чужой кровью. В группы риска по парентеральным гепатитам внесены полтора десятка устойчивых сообществ, имеющих высокую вероятность заражения, это медицинские и педагогические работники, дети и пожилые люди, находящиеся в интернатах и длительно проживающие в психиатрических учреждениях, пациенты с пересаженными органами и многие другие.

Для инфицирования достаточно одной стотысячной миллилитра крови. На заре моды на татуаж нередко вирусные гепатиты «цепляли» в зачуханных тату салонах, где персонал брезговал соблюдением санитарных мер. Точно также получившие сегодня распространение выездные кабинеты стоматологических услуг вряд ли могут обеспечить адекватную обработку многоразового инструментария. Парентеральный гепатит может «подарить» неаккуратная маникюрша. Кстати, сегодня половой путь передачи парентеральных гепатитов С и В во время случайного секса отнюдь не ведущий, его многократно опережает заражение во время медицинских манипуляций в полуподпольных косметических салонах и стоматологиях.

Несомненно, что наркозависимые — первейшая группа риска, но это достаточно закрытое сообщество. А вот введение крови инфицированного кадрового донора может устроить безобразный проступок с множеством пострадавших, и такие случаи время от времени бывают даже с почётными донорами при беспрецедентной халатности персонала. В 2012 году вирус гепатита В был обнаружен в крови 5952 российских доноров, в 99,9% случаев инфицированную кровь вовремя обнаружили и уничтожили.

Энтеральным гепатитом, А тоже легко заразиться, достаточно попить воды из водопровода, куда попали сточные воды с фекалиями. Последние массовые вспышки в небольших российских городках были вызваны проникновением стоков в разваливающиеся водопроводы и неохраняемые водосборники, которые со времён очаковских не ремонтировали.

Неправда, что больной гепатитом должен быть одиноким. Одиночество не украшает человеческую жизнь, а жизнь больного человека оно, несомненно, отравляет. Больной гепатитом в семье пугает, особенно, супруга, но не 100% острый парентеральный гепатит станет хроническим, поэтому можно подождать с разводом до выяснения объективного статуса. И после тоже не стоит торопиться, при соблюдении мер предосторожности и регулярном наблюдении больного и членов его семьи, заражение маловероятно.

От вируса гепатита В спасает вакцинация, от гепатита С прививки не существует. Конечно, каждый вправе делать собственный выбор «жить или не жить вместе» с носителем гепатита С, но детям больного точно инфицирование не грозит, если их не обливать кровью больного. Если в семье и до болезни не было любви и согласия, то никакая пропаганда и медицинские доказательства абсолютной безопасности не помогут, тем более что абсолютных доказательств нет. Страх и подозрительность может легко разрушить самые крепкие семейные узы, поэтому выбирайте, как лучше жить — вместе или врозь.

Гепатит лечить бесполезно

Лечение гепатитов В и С дорогое, и именно это первое доказательство того, что оно небесполезно. Бесплатные препараты получают только льготные категории пациентов, как правило, инвалиды, беременные и дети. Главная задача терапии — избежать ранних осложнений, и сегодня есть возможность надолго прекратить выработку вируса с помощью активных препаратов, что позволит отодвинуть осложнения — рак и цирроз на десятилетия, а возможно, и навсегда.

Лечение длительное и очень длительное, но это не показатель его бесперспективности. Лечение довольно тяжёлое, но и гепатит не насморк. Терапию при гепатите В начинают не всем, а только при определённом числе вирусов — больше 2 тысяч в миллилитре крови, при повышенных трансаминазах и признаках рубцового поражения печени. Используются интерферон и аналоги нуклеозидов, потому что вместе два препарата более активны, чем один. При гепатите С применяются стандартные схемы терапии, в которых обязательно присутствуют два компонента: рибавирин и интерфероны, в том числе продолжительного действия.

Пациенты самостоятельно делают себе подкожные инъекции специальными шприц-тюбиками, поэтому даже при многомесячном лечении не создаётся впечатления ограниченности жизни в рамках болезни. Осложнения, конечно, могут быть и бывают. На первых порах интерферон вызывает повышение температуры, но со временем клинические проявления лихорадки уходят. Сегодня есть возможности для коррекции нежелательных явлений, и регулярные консультации врача позволяют выявить осложнения, чтобы предложить меры их купирования или минимизации.